Skazka pro upyrenysha kotoryj pitalsya chelovecheskoj volej

Сказка про упыреныша, который питался человеческой волей

 

Обновлено: 04.02.2023

Сказка для взрослых

Случилось однажды, что среди упырей появилось на свет совсем хлипкое, маленькое и слабосильное дитя. Родители упырёныша тяжко приуныли, размышляя, сможет ли их долгожданный ребенок вообще, когда-либо последовать за ними, чтобы продолжить славу и достоинство рода упырей. Ведь упырёныш, когда пришло время ему встать на ноги, оказался не только немощным, чтобы нападать на людей, но и едва мог удерживать равновесие. Потому что, и позвоночник, и руки и ноги его были такие мягкие и легкие, что хватало малейшего ветра или даже обычного домашнего сквозняка, чтобы малое падало на землю, как кучка старого тряпья, не способное поднять и головы без посторонней помощи.

Однако наибольшего горя доставляло родителям ничем необъяснимое, ужасное обстоятельство, что зубы их дитяти, даже когда выпали молочные и выросли новые, которые должны были служить до старости, уподобились скорее студенистым, наполненным жидкостью плёночкам, а не зубам. А с такими зубами нельзя было не то, что прокусить человеческую кожу, но и даже легонько ее поцарапать.

Не лучше смотрелось дело и с когтями на руках, которые, вместо того, чтобы помогать челюстям вершить упырий труд, выросли нежными хрящиками, похожими на розовые лепестки, глядя на которые, старые упыри страдали так, словно им загоняли осиновый кол в сердце.

Но даже не это больше всего беспокоило бедных родителей. Самое обидное, боли и отчаяния им причиняло то зловещее обстоятельство, что малое от рождения не то, что не могло потреблять, но и даже видеть человеческую кровь. Её в свином пузыре приносили немощному младенцу сердобольные родители. От самого вида хоть и какой свежей крови на упырёнка немедленно нападали страшные судороги, грозя положить конец его существованию.

Испуганные родители, чтобы не свести со света своего единственного отпрыска, стиснув зубы и умываясь горькими слезами, вынуждены были, вместо целебной и полезной человеческой крови, варить ему кашицу из одуванчиков и выжимать сок из цветочных лепестков.

В конце концов упыри, как и все родители, которые любят свое дитя, всячески пытались помочь в страшном бедствии, совсем потеряли надежду, что их ребенок, еще когда, вернется на настоящий путь упырей. Как им и не жалко было своего чада они стали задумываться, не подбросить ли своего выродка-потомка людям, чтобы хотя бы окончательно не опозорить упырьего рода и племени.

Однако, один очень старый и уже беззубый упырь, который доживал в дымоходе хижины, некогда разрушенной пожаром, и к которому за мудрым словом обратились окончательно отчаявшиеся родители, уговорил их еще немного подождать, тем временем, взяв няней к упырёнку какого-нибудь решительного и неробкого человека…

Упыри решили, что это разумный совет и, едва дождавшись, пока наступят сумерки, сразу же подались к людям. Но каждый, к кому хоть и поклонно обращались упыри, отнекивался и открещивался от такого труда.

Тогда упыри встретили как-то в лесу мужчину, который так привык к своей лихой доле, что уже не имел никакого страха перед упырями. Без лишних проволочек за небольшое вознаграждение они подговорили его присматривать за своим одиночкой, пообещав мужчине неприкосновенность и среди остальных упырей, при условии, что мужчина будет носить упырёнка на прогулки, ведь под малым, который за несколько лет нисколько не вырос, до сих пор еще подгибались ноги, как веревка. Он должен был готовить ему кашицу из одуванчиков и выжимать сок из лепестков, — единственная пища, от которой малого не корчило.

Так договорились и мужчина стал ухаживать за упырёнышем. Судьба не была ласкова к мужчине, и он был рад, что хотя бы теперь ему немного повезло. Ведь наконец, после долгих лет нищеты и лишений мужчина имел, пусть и среди упырей крышу над головой и даже человеческую пищу, которую ему приносили упыри, вместо корешков и найденных плесневелых сухарей.

Правда, несмотря на обещания старых упырей, в начале мужчина остерегался малого упырёнка, помня, что яблоко не далеко от яблони падает, но, убедившись, что упырёныш не падок до человеческой крови, кроме того, и в самом деле, хилое и немощное, мужчина перестал его караулить. А что возле малого не приходилось слишком много возиться, потому что, поев, оно, вместо играться, преимущественно тихо сидело в углу, то человек и вовсе успокоился. А успокоившись, разленился и потерял бдительность..

Поэтому, когда раньше мужчина трижды кормил упырёныша, то теперь он решил, что хватит и два раза в день, тем более, что малое никогда не напоминало, что оно голодное. Потом, убедившись, что оно не плачет, мужчина стал лишь раз в день давать ему еду, к которой упырёныш не проявлял большого интереса.

А тогда оно уже как-то само собой приключилось, что в один погожий день мужчина и вообще забыл накормить упырёныша. А произошло это потому, что родители-упыри, думая, что он добросовестно хлопочет над их ребёнком, накануне принесли целую корзину блюд и вина, которые они натащили от своих жертв. А что сытый не думает о голодном, то человек, хорошо выпив и поев, забыл про упырёныша и на этом одолел его сон.

До сих пор мужчина на всякий случай боялся спать в присутствии упырёнка, но теперь, поразмыслив, что никакой опасности нет, как это всегда думается человеку в достатке, и чувствуя, что у него тяжелеют веки, он поудобнее устроился на лавке и захрапел. Так упырёныш впервые увидел, как спит человек.

Может, если бы мужчина накормил его, оно не обратило бы на это внимания. А то малое почувствовало голод, побудивший его поискать, не лежит ли где-нибудь, случайно, лепесток, вылезло из своего угла, приблизилось к столу, где еще валялись остатки пищи, которой оно не могло потреблять, и тогда его и поразило открытие, что человек спит совсем иначе, чем упыри.

Ведь когда спали упыри, вокруг стоял тяжелый гнойный смрад, от которого у упырёныша отмирали конечности и перехватывало дыхание, делая его больным. А здесь от мужика, который до сих пор, когда двигался, вонял старым козлом, теперь, когда он спал, исходил приятный запах, что щекотал ноздри.

Заинтересованный упырёныш подошел совсем близко к мужчине, еще, конечно, не догадываясь, что это так сладко пахнет человеческая воля, которая во время сна выходит из тела на поверхность и мягкой запашной лепёшкой плавает над ним.

А что малое было голодно и нигде для себя не нашло ничего съедобного, так оно и потянуло струйку этого запаха и, медленно пожевав кусочек человеческой воли, с удивлением установило, что ничто на свете так сладко не смакует, как этот корм.

Более того, по мере того, как упырье отродье потребляло эту новую пищу, оно все больше ему нравилось, придавая силы. Малое так увлеклось новой пищей, что пришло в себя только тогда, когда мужчина тяжело очнулся и схватился рукой за грудь, чувствуя непривычную негу и безразличие во всем теле, чего до сих пор не испытывал.

Однако мужчина не догадывался, что произошло, хоть и огляделся по сторонам. Да и как ему было догадаться, когда упырёныш, которому новая снедь добавила неведомой силы и ловкости, еще когда мужчина приподнялся и протер глаза, тот быстро поскакал в свой угол, и ничто не выдавало, что оно только что лакомилось человеческой волей.

В конце концов, в тот момент, как оно вкусило человеческой воли, в нем проснулась не только сила, но и ум, и тем самым подвох и осторожность, в результате чего малое окончательно поняло, что отныне человеческая воля будет его единственной пищей.

Хотя изредка, когда мужчина вспоминал о существовании упырёныша, оно и делало вид, будто и дальше ест только кашку из одуванчиков и пьет сок из лепестков, одновременно старательно следя, чтобы, как мужчина уснет, полакомиться новым, бесподобным блюдом.

Поэтому вскоре упырёныш и выел из мужика всю его волю, потому что человек без воли никогда не замечает, что он живой труп. А когда малое убедилось, что вся ценная пища истощилась, потребовало, чтобы родители, наградив, отпустили мужчину и устроили пышный пир, в честь того, что оно уйдет в мир, поскольку пришло время радоваться родителям, потому что исполнились их мечты.

И когда на пиру упырёныш не только родителям, но и всему упырьему племени поведал, что отныне оно будет питаться исключительно человеческой волей, удивленные и восхищенные упыри единодушно согласились, что малой, хилый упырёныш — самый могущественный и страшный упырь.

Э. И. Андиевская

Перевод с украинского языка И. А. Борисова

Никакой перевод произведений Эммы Ивановны Андиевской не сравнится с оригиналом. Поэтому предлагаю насладиться истинным оригинальным текстом этой поучительной сказки. Читать тут «Казка про упиреня, що живилося людською волею» Емма Андієвська

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *